Корзина
4 отзыва
Наличие документов
Знак Наличие документов означает, что компания загрузила свидетельство о государственной регистрации для подтверждения своего юридического статуса компании или физического лица-предпринимателя.
Корзина
+38093992-20-66
+38061701-72-39
Бизнес идея - производство жестяных сувенирных банок

Бизнес идея - производство жестяных сувенирных банок

Бизнес идея - производство жестяных сувенирных банок

Материал будет полезен всем, кто собирается открыть свое производство, либо уже имеет небольшой опыт в производстве сувенирных изделий.

Красивая, красочная упаковка в современной торговле играет заметную роль. Упаковка- то первое, что видит покупатель, создает самое первое впечатление о товаре и принимает решение купить или нет товар.   Можно  сказать, что упаковка не менее важна, чем сам товар, который содержится под упаковкой. Этим обусловлено динамичное развитие рынка по производству упаковочных материалов из жести. Для открытия своего бизнеса по производству упаковки в массовом сегменте нужны солидные инвестиции. Но на этом рынке существуют и достаточно узкие ниши, в которых может успешно работать и развиваться малый бизнес. Именно такой интересной для малого бизнеса нишей является сувенирная упаковка. Одним из сегментов которой является сувенирная банка из жести . В таких банках продается чай, подарки, дорогой алкоголь и т.п. Именно об этом бизнесе, на примере одной из компаний работающих на рынке и пойдет речь.

Изначально предполагалось, что компания "Новый Аргумент", которую возглавляет Фархад Нагдалиев, будет заниматься изданием книжек, печатью тетрадей и рекламных буклетов. Однако компания так и не издала ни одной книжки. Прямо перед запуском издательского проекта Фархад Нагдалиев, по его собственным словам, "вдруг заболел производством сувенирных жестяных банок". "Недуг" оказался тяжелым: издательский проект тут же превратился в прожект, а фирма вместо книг и тетрадок начала тиражировать банки. Чем и продолжает заниматься вот уже седьмой год.


- По нашему многолетнему наблюдению, чем хуже дизайн сувенирной банки, тем лучше она продается, говорит Фархад. Помню, одна девушка работала у нас секретарем и параллельно поступила в полиграфический институт, где ее начали учить рисовать. Не знаю, кто ее попросил, этот момент я упустил, но на новогодней банке она нарисовала нам Деда Мороза в виде Кощея Бессмертного и Снегурочку в виде Бабы-яги. Оба страшные такие. И с этим рисунком было выпущено, если не ошибаюсь, что-то около 18 тыс. банок. Каково же было мое удивление, когда я узнал, что через два дня после поступления на склад весь тираж был разобран, и покупатели просили еще. Я ужасался вкусам наших покупателей и радовался прибыли одновременно. 

В отличие от промышленных банок, которые используются для рыбных консервов или кофе, сувенирные банки, как неоднократно повторил Фархад Нагдалиев, "красивая и сравнительно дорогая упаковка". Эта упаковка может быть самых разных форм: цилиндрическая, кубическая, овальная, в виде сердца, в виде двух сердец и т. д.- и соответственно любого дизайна. 

"Сувенирку" заказывают чаеразвесочные фабрики, производители приправ, биологически активных добавок, кондитерских изделий, парфюмерии. Также бывают заказы от торговцев алкоголем: им нужны тубы для дорогих напитков. А кроме того, под Новый год "Новый Аргумент" производит, по выражению Фархада, "обезличенные банки": они делаются не на заказ, а в качестве самостоятельного продукта компании, и их покупают различные организации под новогодние детские подарки. Банка с Кощеем и Бабой-ягой была как раз из этой серии. 

- Сейчас наша отрасль находится в зачаточном состоянии, рассказывает Фархад. Даже в Китае есть специализированные заводы, которые уже работают по 30-40 лет. А в СССР не было специализированных предприятий. Сувенирная банка производилась на уровне небольших цехов на кондитерских или чаеразвесочных фабриках. 

- Как обстоят дела теперь? - На сегодняшний день у нас в стране существуют только два предприятия по выпуску сувенирных банок. Одно - завод в Мурманске, который вырос из небольшого цеха рыбного комбината. Другое - мы. "Новый Аргумент" зарегистрирован в Москве, и здесь мы решаем все финансовые, торговые и управленческие вопросы, но наши производственные мощности находятся в Рязани. 

Завода только два, а объема спроса, по словам Нагдалиева, могло бы хватить на двадцать два. В прошлом году "Новый Аргумент" выпустил 980 тыс. банок (в среднем по $1,5-2 за штуку), и еще Фархад сотоварищи перепродали энное количество продукции мурманского завода - рынку все равно показалось мало. 

- Вообще-то я хотел стать ихтиологом. 

Более того, я стал ихтиологом и формально являюсь им до сих пор. Моя трудовая книжка в данный момент лежит на биофаке МГУ,- рассказывает Фархад. И даже являюсь старшим научным сотрудником. Получается, что "Новый Аргумент" для меня - это работа по совместительству. 

Закончив среднюю школу в городе Боровске Калужской области, Фархад Нагдалиев поехал в Москву поступать на биофак МГУ. Поступить, однако, не получилось, не добрал одного балла. Фархад решил попытать счастья на следующий год, а пока поступить на соответствующий факультет какого-нибудь менее престижного вуза. 

У него был выбор: рыбный институт в Калининграде и рыбный институт в Астрахани. Хотелось в Калининград, но туда не было билетов. В итоге Фархад купил билет до Астрахани, поступил в институт, да так в нем и остался. 

- За время учебы я побывал с экспедициями практически на всех крупных водоемах СССР,  от Балтики до Камчатки и от Белого моря до Каспийского, рассказывает Фархад.- Хотите, напугаю? В некоторых рыбных хозяйствах на Рыбинском водохранилище нет мужчин старше 45 лет. 

В озеро сбрасываются отходы, содержащие канцероген, и те люди, которые постоянно едят озерную рыбу, в обязательном порядке заболевают раком. Такого ужаса я не видел даже в Чернобыле. 

- А причем здесь Чернобыль? - В Чернобыле мы изучали, как авария отразилась на рыбе. Фантастика! Оказалось, что рыба практически не пострадала. 

Растения очень сильно реагируют на радиацию, млекопитающие тоже. А рыба - нет. 

В одной из экспедиций Фархад познакомился с коллегами "эмгэушниками", в результате чего решил поступить и поступил в аспирантуру МГУ. 

- Я поступил в аспирантуру в 1992 году, вспоминает Фархад. Время было страшное: бедность, супы из концентратов и вместе с тем жена и ребенок. Как-то я увидел на главном здании университета объявление: "Финансовая компания приглашает на работу" - и не смог не принять приглашение. Очень хотелось есть. 

Суть работы заключалась в открытии пунктов покупки ваучеров. Фархад открыл один такой пункт в первый же день работы. 

Обзвонил 60 кинотеатров. В трех договорился о встрече, а в одном заключил договор. Билетерши в этом кинотеатре стали не только торговать билетами, но заодно и скупать у населения ваучеры. 

Оценив по достоинству рвение нового сотрудника, руководство компании тут же вручило ему солидное, по его тогдашним меркам, количество рублей и предложило поработать брокером на бирже. 

- Биржи в то время представляли собой очень оригинальное зрелище, вспоминает Фархад. По периметру вдоль стен стоят школьные парты, и вокруг них ходят хмурые мужики в фуфайках с набитыми деньгами карманами. Нужно было у кого-то купить акции, скажем, AVVA или "Альянса" за 3 рубля, а продать за 3,1. Деньги на бирже ходили довольно серьезные, и местные жлобы постоянно пытались грабить брокеров. Поэтому быстренько улизнуть вечером домой, не получив по башке, было отдельным искусством. Однако зарабатывал я тогда неплохо. В месяц выходило столько, сколько аспирант получал за год. 

Кстати, параллельно я продолжал учиться в аспирантуре: ездил в экспедиции, писал кандидатскую, потом защитил ее. 

Посвятив еще какое-то время финансовой компании: то работая в качестве менеджера в открытом ею негосударственном пенсионном фонде, то редактируя издаваемую ею газету по пенсионной тематике (новости, интервью с бабушками и т. д.), Фархад наконец решил сменить место работы. Он перешел в торговую компанию, которая занималась, как, впрочем, занимается и сейчас, новогодними подарками. 

- Сначала я возглавил отдел рекламы, рассказывает Фархад, а потом меня поставили на елочный проект: организация елок, представлений, поставка подарков. 

Я взял этот проект практически с нуля и, скажу не без гордости, довел его за три года до городского уровня. Мы организовывали все крупные московские елки: "Лужники", "Олимпийский", "Россия" и т. д. На этих елках и выросла жестяная тема - мы упаковывали подарки в жестяные банки мурманского завода. 

К 1999 году Фархад вдоволь наработался наемным менеджером и твердо решил организовать собственный бизнес. Сначала, как уже говорилось, он собирался попробовать себя на рекламно-издательской ниве и с этой целью зарегистрировал фирму "Новый Аргумент". Но оценив перспективы в сфере сувенирной упаковки, Фархад счел их куда более предпочтительными. 

Причем сперва речь шла не о производстве, а только о торговле жестяной тарой. Все, что требовалось для этого бизнеса, имелось у Фархада в полном объеме: быстро растущий спрос, хорошие связи с мурманским заводом, который на тот момент фактически являлся монополистом, толковый компаньон и нескончаемое желание работать и зарабатывать. 

- Торговля у нас пошла хорошо, рассказывает Фархад. Мы изучили потенциальных покупателей, грамотно выстроили рекламную кампанию и вывели продукт на рынок. Реклама упала на благодатную почву. Ведь тогда на рынке вообще никто не предлагал жестяную упаковку. Так что зарабатывать мы начали весьма и весьма. 

Сначала я купил однокомнатную квартиру, потом трехкомнатную. А потом мы нашли "убитый" цех на Рязанской чаеразвесочной фабрике и практически всю прибыль начали вливать в производство. 

"Убитый" цех обошелся "Новому Аргументу" в сравнительно скромную сумму - $12 тысяч. Но на то, чтобы превратить находившуюся в нем рухлядь в технологическую линию по производству жестяной упаковки, Фархад и компания в течение года потратили около $80 тыс. 

- Не скрою, мы переманили с мурманского завода трех высококлассных наладчиков, рассказывает Фархад, положили им очень приличные, особенно по рязанским меркам, зарплаты, сняли квартиры. 

Вот они все и приводили в порядок, оснащали первую линию. В общем, на них у нас все держится. В СССР таких специалистов не готовили, и в России сейчас не готовят. 

Станочника, а у нас на станках главным образом работают женщины-станочницы, можно выучить за три месяца. А чтобы подготовить наладчика, требуется, чтобы он проработал под присмотром опытного специалиста не менее трех-четырех лет. 

Вопрос сбыта, по словам Нагдалиева, новорожденное предприятие "решало очень просто": клиентов, закупавших при посредничестве "Нового Аргумента" банки мурманского производства, новорожденное предприятие стало переориентировать на собственную продукцию. В чем и преуспело. 

- Сейчас мы поставляем банки практически всем крупным компаниям и организациям, рассказывает Фархад. Любая компания, чье название на слуху, почти наверняка является нашим клиентом. Самые хорошие заказы на новогодние банки поступают к нам из Сибири, где у нас целое море покупателей, включая нефтяные компании. Не знаю почему, но в Сибири принято делать более дорогие, объемные и красивые новогодние подарки, чем в Москве. Соответственно, сибиряки нам заказывают самые красивые, большие и дорогие банки. Молодцы!

 

Во всем мире сувенирная жестяная банка производится на полуавтоматических линиях. Высокотехнологичные, полностью автоматизированные линии подходят только для массового производства промышленных банок. Например, банки Nescafe бывают двух типов: диаметром 72,8 мм и 99 мм. Шаг влево, шаг вправо- расстрел. А в "сувенирке", по словам Фархада, необходимо разнообразие: линия должна "уметь" быстро настраиваться и перенастраиваться. Поэтому многое на рязанском заводе, как на заводах Италии, Германии и Китая, делается вручную. 

- Наш технологический процесс разделен на шесть-девять этапов, объясняет Нагдалиев.- Сначала человек сует кусок жести в пресс, потом передает полуфабрикат другому, который сует его еще куда-то, и т. д. Кстати, в Китае уровень технологического оснащения на голову ниже, чем у нас. Китайцы делят процесс на десятки операций. Поэтому они могут изготавливать банки таких причудливых форм, которые нам делать просто невыгодно. В нижней и средней ценовых категориях они с нами конкурировать не могут. Ведь банка - это воздух, и возить воздух из Китая - очень дорогое удовольствие: цена в итоге получается как минимум на треть выше нашей. Но если заказчику не жалко денег и он хочет получить что-то совсем навороченное, то он вполне может обратиться к китайцам. 

- Насколько сильно ощущается конкуренция со стороны Китая? - Да нет на нашем рынке конкуренции! Спрос превышает предложение во много раз. Нам даже рекламироваться ни к чему, нас все знают как облупленных. Единственное, что мы делаем в сфере маркетинга, участвуем в выставках. Но это нужно исключительно для того, чтобы показать, что мы не умерли. Если не примешь участие, скажем, в выставке "Росупак", заказчики могут подумать, что у тебя что-то не так. 

С момента запуска производство "Нового Аргумента" росло как на дрожжах, ежегодно увеличиваясь на 70%. В 2000-м году, на следующий год после старта была запущена вторая линия, в 2005-м - третья. 

А на следующий год компания планирует запустить четвертую линию и выйти на объем производства в 1,5-2 млн банок в год. Но, как ни странно, Фархад считает, что его компания переживает кризис. 

- У нас есть кризис роста и кадров. 

- О каком кризисе можно говорить при ежегодном 70-процентном росте? - Представьте себе, можно. Да, мы растем по 70% в год, но рынок позволяет расти в три раза быстрее. Например, сейчас мы работаем в одну смену, а могли бы работать в три. Могли бы, но не можем: не хватает квалифицированного технического персонала - наладчиков. 

- И как будете решать проблему? - Сейчас у всех наших опытных наладчиков есть ученики. Ждем, пока научатся. 

Подпускать к линии "зеленого" специалиста - чревато. В любой момент на линии может что-то разладиться. Определить, что конкретно, и устранить неполадку неопытный человек не в состоянии. Так можно потерять и целую смену. А это, без учета недополученной прибыли, около $3-4 тыс. убытка. 
Ничего не остается, кроме как ждать, когда молодежь достигнет нужного уровня квалификации, Фархад вздыхает.- Когда у тебя есть производство и оно тебе нравится, ты попадаешь в такую колею, из которой тяжело выбраться. Вот в торговле отработаешь сезон- потом купишь себе автомобиль или еще что-нибудь значительное. А когда у тебя производство, всю прибыль и, собственно, все силы вкладываешь в него. В итоге, занявшись производством, в личных доходах я потерял. 

Приобрел лишь в плане статуса и самоуважения. Поэтому, на мой взгляд, если не болеешь производством, если оно тебе не слишком нравится, лучше с ним не связываться. Сейчас вполне прилично можно заработать на торговле.

 

Сайт помощи малому бизнесу "Бизнес идеи"

Предыдущие статьи